***

Mar. 8th, 2011 09:41 pm
pionchik: (Default)
Прочитала у [livejournal.com profile] leosat в поздравительном посте: "дарить такие цветы было интимным процессом. Это совсем не то, что купленные бледные тюльпаны или мимоза", - и нахлынули воспоминания из далекого детства.
Мне тогда было лет четырнадцать. Я перешла учиться в новую школу далеко от дома. Конечно, уже появились друзья в новом классе, но все равно я оставалась еще "новенькой", к тому же не очень покладистой. С мальчишками проблем у меня никогда особенных не было, не случилось их и здесь. Девочки же по разным причинам не все относились ко мне с равной доброжелательностью. Это, конечно, не сильно меня волновало, потому что была лучшая подруга, а со всеми другими важными людьми школа меня никак не связывала. Мальчики и девочки из пионерского лагеря, вожатые, военные музыканты, которые в том же лагере отбывали летние каникулы, обеспечивая духовым оркестром нам - пионерские мероприятия, а себе - репетиции и строевую подготовку, друзья из больницы, в которой я к тому моменту отлежала больше месяца, друзья по переписке Клуба Интернациональной Дружбы, музыкальной школы, разных кружков, друзья друзей, преподаватели и прочие, прочие разных возрастов и мест проживания. Интернета в ту пору не было. Его нам заменяла переписка в бумажных конвертах с красивыми почтовыми марками и телефонные переговоры.
Был среди моих друзей замечательный мальчик Серёжа. Мы с ним познакомились еще в младших отрядах пионерского лагеря и с тех пор продолжали дружить в Москве, подгадывали совпадение лагерных смен на следующее лето, как подросли, стали ездить друг к другу в гости, и даже оказались в одной и той же больнице с разницей в месяц. Только он тогда упал с турника, а на мне не слишком удачно отразился эксперимент участкового врача. Сережа писал из больницы длинные письма и даже стихи, смысл которых, естественно, сводился к его более трепетным, чем просто дружба, чувствам. Но я постоянно увиливала от ответа и несколько лет удачно играла роль не понимающей признаний дурочки, потому что мне совсем не хотелось быть чьей-то девочкой и страдать от любви. Тем более, что впечатления об этих страданиях у меня сложились из литературы и писем таких же страдальцев, как Сережка, весьма неоднозначные.
Стихи из больницы он присылал потрясающие. До сих пор все храню, а одно помню наизусть: "Вера, Вера, душа моя! Как я скучаю без тебя. Ты приезжай ко мне скорей, а то бабахнет сердце, и я умру в печали и в тоске!" :-)
Он был славным парнем. Хулиган и не совсем отличник, темноволосый, темноглазый, угловатый, как все подростки, с ямочками на щеках и обезоруживающей улыбкой, очень добрый, искренний и довольно застенчивый. Предметом насмешек были его большие и слегка оттопыренные уши, от чего он, конечно, переживал, но меня уши абсолютно не смущали, потому что уши в дружбе я считала - не главное. Так продолжалось несколько лет до того самого мартовского дня, когда отворилась дверь класса и кто-то позвал меня выйти. Учительница, приспустив очки и не признав в вопрошающем ученика нашей школы, попросила зайти и объясниться, по какому поводу прерывается урок. И когда перед всем классом предстал мой Сережка в больших резиновых сапогах и кажется даже в телогрейке с чужого плеча, невероятно чумазый и замерзший, с оттопыренными красными ушами, наш класс разразился хохотом, а я... я обомлела и, признав в чужаке своего Сережку, не могла оторвать глаз от того, что было у него в руках... Подснежники! Настоящие! Не ровненький букетик, а целая корзинка! До этого момента я видела подснежники только на картинках, но сообразила, что это были именно они. Иначе быть не могло. В мгновение у меня пронеслось в голове и то, что он прогулял уроки, и то, что он куда-то ездил без разрешения мамы (он жил с мамой и хоть и хулиганил, но маму беззаветно любил и старался не расстраивать), и то, что он взял мамину "клубничную корзинку" и она, наверное, такая же грязная, как он и мне придется ее мыть, и что он у какого-то дядьки, наверное, взял телогрейку и сапоги, и приехал из Медведково на другой конец Москвы ко мне прямо в школу, заявился прямо на урок с Настоящими Подснежниками, занесенными в Красную книгу, для меня... ради меня...мне...
Учительница разрешила мне выйти из класса, мудро оценив ситуацию. В этот момент вся женская половина замолчала и пока я шла со своего места к двери, их взгляды впивались мне в спину и цеплялись за платье. Не знаю, как был бы расценен такой поступок в нынешнее время, но тогда это было Событие и такой поступок, который долго еще обсуждали в школе. Вопрос о том, есть ли у меня парень был окончательно снят и сплетни покатились в сторону количества и качества женихов ("а у нее все такие же ушастые").
Я, конечно, пожурила Сережку за прогул уроков и такое демонстративное поздравление, но не слишком. Потому что я оценила. И он знал, что я оценю. Это было не банальное поздравление с 8 марта тюльпанами и мимозой, о которых писал Леонид, это то настоящее, что несешь с собой потом всю жизнь как драгоценность.
Мама потом помогала мне ухаживать дома за подснежниками так, чтобы они как можно дольше стояли. И старшая сестра, наверное, тогда поняла, что я выросла из солдатиков, войнушек и игр в индейцев...
Один из тех бесценных подснежников покоится теперь где-то между страницами книг, читанных мной в то время. Придет день и час, я открою книгу, увижу скелетик детского счастья, вспомню эту историю и, может быть, расскажу ее внукам:-)
Не такие, конечно. Это - картинка из Яндекса. Но похожие.
pionchik: (Default)
Пока стояла у кофеварки в ожидании заказанной порции напитка, услышала как в фильме один герой к другому обращается "батоно". Картинка традиционная. Немолодые мужчины за трапезой ведут неспешный разговор. Характерный акцент, красивые черты лица, хорошие костюмы. Один из сидящих за столом - явный авторитет. Именно ему и адресовалось уважительное "батоно". Как оказалось, демонстрируется сериал, снятый по истории известного киллера Леши Солдата. Ох уж эти девяностые... Наверное, мало в нашей стране людей, не столкнувшихся в эти годы с "братками", их руководителями или последствиями их "работы". Услышав обращение к уважаемому грузину, мне тоже вспомнилась одна история.
Как раз в 90-е я участвовала в организации небольшой юридической конторы. Мой компаньон пригласил своего приятеля, бойкого парня, который должен был обеспечивать безопасность от жаждущих поживиться прибылью молодой фирмы. Назову его, к примеру, Зураб. Фирма работала, я руководила всем процессом, Зураб получал свою часть дохода, но руководитель стал все реже появляться на работе. Когда он совсем пропал, а в офисе стали появляться люди, требующие уплаченных денег, о которых я ничего не знала, начались проблемы. Зураб бросился на поиски руководителя, оперативно нашел и занялся его лечением. Оказалось, что, не обладая большой волей, наш компаньон сел на иглу, а все долги фирмы - сопутствующее его болезненной страсти обстоятельство.
Страшно вспомнить, конечно, этот период. Только молодость, ответственность за работающих у нас людей и собственная репутация, наверное, позволили мне справиться тогда с ситуацией. Может быть, еще и некоторая наивность. Во всяком случае я верила, что Зурабу почему-то на встречах с кредиторами присутствовать никак нельзя:-) Поэтому ездила на "разборки", которые часто назначались в темное время где-нибудь в районе промзоны в Люберцах, одна. Могу себе представить, какое впечатление производила довольно скромно одетая девушка в очках, 164 ростом, приезжающая на "стрелку" с кредиторами. Мне кажется, что эти мужики в шелковых шарфиках и длинных пальто, вылезали из своих иномарок с тонированными стеклами хотя бы только для того, чтобы посмотреть на такое чудо, о котором они знали только с чужих слов и по телефону. Да, бывало, они улыбались. Но мне всегда удавалось с ними договариваться.
Read more... )
pionchik: (Default)
Валентина Толкунова. Лицо, знакомое с дества. Нежный голос, провожающий в кроватки малышей всей страны после просмотра мультфильма в компании Хрюши и Степашки...
Я не стала ее истовой поклонницей, но бережно храню в памяти детское оцепенение от плывущей лебедем по сцене женщины в длинном платье с роскошными волосами, оплетёнными жемчужной нитью. Меня покорила тогда её неповторимая, почти неземная женственность, ослепительная улыбка и достоинство, с которым она преподносила себя публике. Будучи девочкой, я слушала и пыталась себе представить ход времени, о котором она пела: вот я - та самая девчушка лет пяти, с такой же длинной, только черной косой, вот девушка, уже почти невеста - моя сестра, вот женщина, вздыхающая перед зеркалом, - мама... Неужели всё происходит действительно так быстро, как в песне? Какие-то минуты - вся жизнь. Это казалось невероятным. Тик-так, тик-так... И когда успела внучка подрасти?
Вместе с лицами из детства, уходит и само детство. Время оказалось действительно неумолимым.
Ушла из жизни самая трогательная женщина советской эстрады.

pionchik: (Default)

… На улице подморозило, сыпал снежок, темнота плотно спустилась на редкие чертановские фонари, что приходилось так внимательно смотреть на дорогу, как позволяло зрение и осознание ответственности. Я шла на Родительское Собрание! Несмотря на то, что я, конечно, переживаю за исход подобных мероприятий, что-то мне мешает относиться к ним очень серьезно. Как только я обогнула угол своего дома, на разных дорожках  стали появляться люди, так же как и я идущие, опустив голову вниз от ветра, так же как и я преисполненные чувством долга… Мне подумалось, что сверху мы все похожи на деловитых муравьишек, спешащих в свой муравейник.

 

Много букв... )

Page generated Jul. 27th, 2017 04:45 am
Powered by Dreamwidth Studios